Для украинского круга специалистов осталось незамеченным такое событие как защита кандидатской диссертации заместителем генерального директора ОАО «Рособоронэкспорт» Сергеем Степановичем Гореславским в апреле 2019 года. Тема научной работы тесно пересекается с многолетней работой автора в сфере военно-технического сотрудничества: «Торговля вооружениями как инструмент политического влияния на международной арене».

При этом диссертация, которую согласно Постановления Правительства РФ от 03.11.1994 № 1233, как минимум необходимо было отнести к служебной информации, оказалась в открытом доступе. Конечно, можно предположить, что нарушение Порядка обращения со служебной информацией ограниченного распространения в Федеральных органах исполнительной власти произошло из-за извечной русской расхлябанности.

Впрочем, вполне вероятно, что Сергей Гореславский пошел на этот шаг осознанно. Просто, чтобы потешить свое честолюбие. Ну, действительно, кто смог бы оценить широту мышления и научный склад ума, если диссертация осталась бы «закрытой» — с пометкой «Для служебного пользования»? Все-таки за столько лет работы по линии ВТС накопилось немалое количество друзей и знакомых: от Венесуэлы и Перу до Пекина и Тегерана. Просто захотелось диссертанту послать автореферат с дарственной надписью многочисленным знакомым.

Что было раньше — Стратегия развития ВТС или диссертация Сергея Гореславского?

По странному стечению обстоятельств разработка Стратегии военно-технического сотрудничества (появившаяся в России впервые, в связи с введением международных санкций) происходила практически в один промежуток времени с написанием и защитой упомянутой диссертации. Нет никаких сомнений в том, что Сергей Гореславский, не затрачивая лишнее время, использовал в выводной части диссертации, отдельные блоки и тезисы, циркулирующие в российских официальных документах с ограниченным доступом.

Хотя, по большому счету, не стоит удивляться! Соискатель на получение научной степени, перед выходом на защиту должен предоставить в научный совет доказательства не только научной новизны работы, но и ее прикладное значение. (Пресловутая апробация полученных результатов научной работы). И если, допустим, кандидат технических наук стремится, чтобы результаты его научного исследования были внедрены где-нибудь в наукоемком производстве, то кандидат политических наук может подтвердить прикладное значение собственной научной работы только ссылаясь на федеральные документы: концепции, стратегии и так далее.

Естественно, что приводить подобные ссылки в открытых публикациях Сергей Гореславский не стал, ограничившись несколькими отзывами оппонентов, среди которых доктор политических наук Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова – Алексей Фененко. Кстати, на сайте МГУ, как и в любом другом уважающем себя ВУЗе, в отчетах о результатах НИР упоминаются работы, связанные с подготовкой материалов для Администрации Президента РФ, Аппарата Совета Безопасности, Министерства иностранных дел, Минобороны и других российских ведомств.

Нюансы российской Стратегии развития военно-технического сотрудничества

Итак, что же смогли увидеть благодарные читатели в диссертации Сергея Гореславского? Если выкинуть всю «воду» из опубликованных научных работ, то можно с легкостью предположить, какие тезисы циркулируют в федеральных документах, касающихся стратегии развития ВТС России. Не будем отягощать читателей подробностями упомянутого опуса, пройдемся лишь вскользь.

«Ежели он вчёный, поднимется умом своим за тучи и там, умом своим, становится ещё выше лаврской колокольни»…

Усиление политического присутствия России в различных регионах мира (имеются в виду Балканы, Ближний Восток, Латинская Америка и Африка) предполагается осуществлять за счет расширения рынков сбыта российского оборонно-промышленного комплекса. Обозначенную проблему предлагается решить с использованием следующих ключевых тезисов.

Бартерные схемы

Доминирование на рынке вооружений в странах не имеющих «живых» денег, но обладающих полезными ископаемыми. Речь идет о передаче вооружений в обмен на доступ российским монополиям к национальным природным богатствам стран Латинской Америки и Африки: в обмен на алмазы, нефть и т.д.

Бартер рассматривается российской политической элитой как способ избежания или даже противодействия американским санкциям. Старший научный сотрудник Института Латинской Америки Российской академии наук Андрей Пятаков даже придумал бартерной форме новый околонаучный термин: «Императив диверсификации внешнеэкономических связей».

«Главное у человека не деньги, а натурально хворма, вчёность».

Официальная Москва полагает, что применение бартерных схем поможет углубить торгово-экономические связи со странами Латинской Америки и Африки, а санкционный режим не сможет разрушить развитие военно-технического сотрудничества. Тем более, что за примерами, как говорится, далеко ходить не нужно. В той же Венесуэле Москве пришлось побороться с Пекином за военные контракты даже с учетом того, что поставки в Каракас осуществлялись с предоставлением Россией льготных долгосрочных кредитных линий на покупку вооружений. По накатанной схеме заключались контракты и с Никарагуа, Боливией, Аргентиной, Бразилией, Перу и Чили.

Увеличение квот для бесплатного обучения военных кадров иностранных государств

Россия успешно использует механизм «бесплатной» подготовки национальных военных кадров и технических специалистов иностранных государств (в рамках отдельных международных договоров) на базе собственных специальных военных образовательных учреждений. Соответствующие приказы и инструкции позволяют, при необходимости, в ходе обучения ознакомлять иностранных слушателей, в том числе, и с документами, составляющими государственную тайну (руководствуясь специальными Постановлениями Правительства РФ).

Здесь игра в долгую: и поддержание более тесных рабочих контактов с военными атташе при посольствах иностранных государств в России, и вербовочные подходы к иностранным слушателям. За каждой учебной иностранной группой закрепляются два переводчика, которые, как правило, являются или сотрудниками спецслужб или их оперативными источниками. Под видом организационно-воспитательной работы идет всестороннее и глубокое изучение иностранных слушателей и, как следствие, установление доверительных отношений.

Впрочем, процесс закрепления неофициального сотрудничества не всегда явно выражен, все зависит от ситуации. Делается это, в том числе, в расчете на то, что иностранные слушатели в будущем, войдя в высший командный состав на родине, как минимум будут продолжать взаимодействие с Россией по линии военно-технического сотрудничества, а как максимум работать в интересах российских спецслужб.

Неконкурентные методы борьбы

Еще один немаловажный тезис —  агрессивное использование недобросовестных методов конкуренции. Основной упор делается на «выдавливание партнеров» — республик из бывшего соцлагеря, составляющих конкуренцию Российской Федерации на международном рынке вооружений.

Интересно, чем руководствовался диссертант недвусмысленно намекая на необходимость противодействия конкурентам России, а в действительности государствам — партнерам, членам ОДКБ и участникам СНГ? И как на фоне таких противоречий российские чиновники планируют укреплять с «партнерами» международные отношения в рамках двухсторонних Договоров о развитии военно-технического сотрудничества?!

«Ежели человек вчёный, так ему уже свет переворачивается вверх ногами. Пардон, вверх дыбом».

Впрочем, ответ на этот вопрос находится на поверхности. Диссертант акцентирует внимание на том, что главное конкурентное преимущество российского вооружения – это простота в эксплуатации и относительная дешевизна.

До сих пор многие страны (опять речь идет о бывших советских республиках) «успешно используют в национальном ВПК производственную мощь, оставшуюся от Советского Союза. К тому же, российский экспорт вооружений невозможен в целый ряд стран по политическим и стратегическим соображениям».

Как следствие, Россия делает все возможное, чтобы «выдавить партнеров», опирающихся на перечисленные преимущества. Опять-таки, нет ничего удивительного во взаимоисключающих действиях официальной Москвы. С одной стороны Россия громко заявляет об углублении с «партнерами» военного и военно-технического сотрудничества, с другой — закулисно действует (или наоборот бездействует) вопреки интересам государств-членов ОДКБ.

Гарантии неформальной безопасности

По мнению Сергея Гореславского, на мировом рынке вооружений преимущество получат экспортеры, способные не только предоставить качественную военную технику, но и обеспечить неофициальную силовую поддержку. Как тут не вспомнить случаи применения частных российских военных компаний для поддержания режимов тех или иных диктаторов.

Таким образом, если для кого-то является секретом содержание российской Стратегии развития военно-технического сотрудничества, то только не для наших читателей. К глубокому сожалению, в российской Стратегии напрочь отсутствует какая-либо интрига! И как однажды написал в фейсбуке бывший Глава офиса Президента Украины: «Скукатища»…

(Visited 1 491)