Не является уникальной ситуация, когда за спиной двух конфликтующих стран стоят более крупные игроки – государства, примеряющие на себя роль сверхдержавы. И активизация приграничного индо-пакистанского конфликта тому не исключение. Пакистан, мягко говоря, не самая богатая страна, находящаяся в серьезной финансовой зависимости от Китая, ведет дерзкую и агрессивную политику, продавливая «кашмирский вопрос».

Пользуясь ситуацией, Пекин пытается играть роль глобального игрока и бросает вызов США, но не напрямую, а подталкивая Пакистан к военному конфликту с Индией. Китайские СМИ пестрят информацией провокационного содержания:

"Индия разорена новой волной коронавируса, эпидемия усугубляется, а старый враг - соседний Пакистан продолжает активно готовиться к войне".

Следует отметить, что у Китая несколько причин для педалирования развития приграничного конфликта между Индией и Пакистаном с целью его перехода в полномасштабные боевые действия. И поговорим об этом подробнее.

Первый фактор — экономический. Пекин серьезно обеспокоен тем, что в Дели запустили комплексные экономические реформы и страна превращается в крупнейшего мирового производителя. Тем самым, Индия намеревается занять нишу Китая в качестве «всемирной фабрики».

Индия занимает пятое место в мире по величине экономики (Китай — второе). Уже сейчас Индия является второй в мире страной по объему производства мобильных телефонов, второй – по экспорту текстиля и кожаных изделий и крупнейшей в мире по объему аутсорсинговых услуг в IT- сфере. К тому же, 30% лекарств, покупаемых американцами, индийского производства.

Страны Европейского союза рассматривают Индию в качестве нового центра азиатской политики. Лидеры ЕС рассчитывают снизить экономическую зависимость Европейского союза от КНР. Более того, на днях Европарламент заморозил процедуру ратификации торгового соглашения между Китаем и ЕС и одновременно возобновил переговоры о свободной торговле с Индией. 8 долгих лет переговоров глав государств ЕС и КНР, как говорится, коту под хвост.

Второй фактор – территориальный спор. Индия оспаривает территорию в районе Тибетского плато, которую контролирует Китай. В 2020 году после вооруженного столкновения между военнослужащими двух стран, Индия ввела экономические санкции в отношении Китая. В качестве дальнейших шагов, Дели пытается переориентировать экономику, сокращая внешнеэкономические связи с КНР.

Третий фактор – желание китайцев проверить собственную продукцию военно-промышленного комплекса в условиях реальных боевых действий. Дело в том, что Пакистан единственная страна, в которую Пекин экспортирует новейшее вооружение наплевав на свой собственный принцип: не продавать самые последние образцы ВПК для избежания утечки!

И речь идет не о том, что Пекин боится утечки в другие страны технологий военно-промышленного комплекса. В Поднебесной опасаются разглашения подробной информации о реальных тактико-технических характеристиках образцов, принятых на вооружение национально-освободительной армией Китая. Неофициальный лозунг китайского ВПК звучит следующим образом:

«Стратегическое преимущество — в сбивающей с толку информации»!

Кстати, в Пакистане развернуто производство китайских истребителей JF-17 «Свирепый дракон» (Обновленная версия экспонировалась на Парижском авиасалоне в Le Bourget в июне 2019 года). Китайские военные эксперты настаивают, что по своим характеристикам JF-17, якобы, не уступает американскому F-16C.

Истребитель JF-17 "Свирепый Дракон".

Истребитель JF-17 «Свирепый дракон» Пекин и Исламабад называют не иначе как «символ дружбы между Китаем и Пакистаном».

Вдобавок, налажено совместное китайско-пакистанское производство учебно-боевых самолетов JL-8/K-8 и танков «Аль-Халид». Кроме этого, Вооруженные силы Пакистана закупили в Китае: морские фрегаты с боезапасом управляемых ракет, противолодочные вертолеты палубного базирования Z-9EC, ударные вертолеты Wuzhi-10, самолеты раннего предупреждения ZDK-03 и танки серии VT-4.

Четвертый фактор — неготовность Китая к прямому вторжению в Тайвань и открытому противостоянию с западным миром. У Пекина нет такого инструмента, как у России (например подконтрольных вооруженных формирований сепаратистов на востоке Украины), чтобы отправлять военспецов и там «тестировать вооружение». Поэтому в Поднебесной решили сначала «потренироваться на кошках», подбрасывая поленья в тлеющий костер индо-пакистанского конфликта.

Как следствие, с марта текущего года администрация Байдена активизировала политические контакты в Индо-Тихоокеанском регионе, а именно через: «QUAD – саммит» — встречу лидеров США, Индии, Японии и Австралии; совместный визит Госсекретаря Энтони Блинкена и главы Пентагона Остина Ллойда в Южную Корею и последующий визит Остина Ллойда в Индию.

В ходе визитов обсуждались вопросы военного сотрудничества, обмена разведданными и материально-техническая поддержка. В СМИ представители Госдепа подчеркнули, что США привержены установлению «всеобъемлющего и далеко идущего оборонного партнерства с Индией».

Индия является одним из крупнейших в мире импортеров оружия. Однако, Дели постепенно снижает свою зависимость от закупки российского вооружения и наращивает военно-техническое сотрудничество с США. В 2008 году объем ВТС между США и Индией стремился к нулю, а уже к 2020 году превысил 20 миллиардов долларов. К тому же, постоянно углубляется взаимодействие между США и Индией в ходе совместных военных учений.

Очевидно, что для президента Джо Байдена углубление отношений с Индией является одним из главных приоритетов в противостоянии КНР. При этом, вторая задача для США – воспрепятствовать дальнейшему «вассальному» дрейфу Москвы в сторону Пекина.

(Visited 852)