В первых числах мая министерство обороны Египта объявило о подписании соглашения с Францией на поставку 30 истребителей Dassault Rafale. Общая сумма контракта не разглашается, однако представитель Вооруженных сил Египта заявил, что: «контракт финансируется в рамках десятилетнего займа». Кстати, в 2015 году ВВС Египта также закупили у Франции 24 истребителя Dassault Rafale.

Издание Al Jazeera, используя информацию из предыдущих контрактов, сделало предположение, что общая сумма нового соглашения составила около 4-х миллиардов евро. Исходя из этих допущений, арабские СМИ посчитали примерную стоимость одного истребителя Rafale и вышли на цифру 130 миллионов евро.

Некоторые военные эксперты поспешили заявить в средствах массовой информации, что цена за французские истребители, якобы, завышена и задались вопросом: почему Египет отказался покупать российские Су-35? Как следствие, данная ситуация требует дополнительных разъяснений.

Во-первых, пока нет возможности подтвердить или опровергнуть информацию о сумме контракта. Однако, с учетом того, что для обеспечения соглашения официальный Париж предоставил финансовые гарантии нескольким французским банкам, включая BNP Paribas и Credit Agricole, а также, наверняка, пообещал политическую поддержку Каиру в принципиальных вопросах, цена за истребители не является заоблачной. 

Во-вторых, французский истребитель успешно прошел «испытания боем» в Афганистане, Ираке, Сирии, Мали и Ливии. Речь идет и об использовании управляемых авиационных бомб с лазерным наведением GBU-12, и о применении новейших управляемых ракет большой дальности класса «воздух-воздух» Meteor с активной головкой самонаведения (ГСН).

Ракеты Meteor способны, в условиях усиленного электронного противодействия, поражать высокоманевренные цели на дальности до 100 км: от реактивных самолетов до беспилотных летательных аппаратов и крылатых ракет.

В тоже время, зарубежные эксперты выражают скепсис по отношению к тактико-техническим характеристикам СУ-35С. Указывают о завышенном россиянами (как минимум в два раза) параметре дальности обнаружения целей и об уязвимости радиолокационной станции “Ирбис” для средств радиоэлектронной борьбы:

«В сочетании с ракетами существенно меньшей дальности, Су-35С оказался в невыгодном положении в условиях боя с применением радиолокационных помех».

В-третьих, в принятии решения в пользу французского истребителя немаловажную роль сыграл политический фактор. Египтяне рассчитывают на политическую поддержку Франции в их конфликте с Эфиопией. Чем ближе день открытия эфиопской ГЭС, тем вероятней вариант трансформации политической конфронтации в открытое боестолкновение Египта и Судана с Эфиопией. Так, в случае завершения возведения на реке Нил плотины «Возрождение», Египет и Судан рискуют остаться практически без воды (подробно об истории конфликта здесь).

Конечно, у России еще остается шанс «впихнуть» Египту продукцию своего ВПК. Дело в том, что Каир глубоко увяз в проекте строительства АЭС Эд-Дабъа и рассчитывает на 25 миллиардов кредита от Москвы для его завершения. А взамен выдачи кредита и помощи в строительстве АЭС, Россия может потребовать от Египта уступок в военно-техническом сотрудничестве (смотри — российская стратегия развития ВТС).

Неизвестно, вытянут ли на себе терпеливые российские пенсионеры и бюджетники очередную интернациональную финансовую помощь или нет. Впрочем, даже если и так, то в конечном итоге для Египта цена за российские истребители окажется в несколько раз дороже французских. Тем временем, Международный валютный фонд уже подтвердил свое решение о выделении Египту стабилизационного кредита в 1,6 миллиарда долларов.

Photo by Boris Horvat.

(Visited 384)