Китай — вторая экономика мира, а скоро станет первой. Такие прогнозы финансовых и аналитических центров можно было услышать или прочитать всего несколько лет назад. Темпы роста ВВП казалось, подтверждали такие выводы. Взрывной экономический рост постепенно вылился в более активную внешнюю политику все больше переходящую в экспансию. Сначала всполошились соседи ближние, а за ними насторожились и дальние.

Что же подпитывает увеличивающееся противостояние Китая практически со всем миром? Если США ищут и организуют систему блоков и союзов вокруг Китая, то у Поднебесной их практически нет. Ведь не будем, в самом деле, считать таковыми Венесуэлу и подобные режимы.

И даже Иран и Пакистан не союзники, а в лучшем случае партнеры, как говорится, до первого поворота. Конечно, на первый взгляд Китай столь огромен как в географическом, демографическом и экономическом, а следовательно и военном смыслах, что ему союзники вроде как и не нужны. На самом деле это не совсем так, но китайское руководство пока остается при мнении, что Поднебесной в одиночестве как-то спокойнее. Хотя события связанные с созданием блоков AUKUS и QUAD в чем-то поколебали такие настроения.

Сейчас Китай стоит перед выбором своей внешнеполитической стратегии на обозримую перспективу. Судя по внутреннему развитию, страна скатывается к жесткой авторитарной системе, в чем-то похожей на период власти Мао Цзедуна. К этому правящие круги подталкивают кардинально негативные процессы в экономике и финансах.

Китайское экономическое чудо начало сдуваться

С момента образования КНР в 1949 году объем экономики увеличился в 189 раз. Большая часть этого роста пришлась на начало и продолжение экономических реформ, связанных с именем Дэн Сяопина. Взрывной темп роста ВВП, доходивший в отдельные годы до двузначных цифр, в значительной мере был обусловлен относительно низкой базой, но в основном освобождением экономики от пут плановой системы и огромными иностранными инвестициями, сопровождаемыми передовыми технологиями. Все это в мировой прессе получило название китайского экономического чуда.

Были и другие факторы впечатляющего роста, но полный анализ такого феномена требует отдельного рассмотрения. Мы же ограничимся констатацией непреложного факта выхода Китая на вторую ступень экономического развития и последующего за этим.

Уже в период пикового роста китайского ВВП западные экономисты указывали на ряд уязвимых сторон такого стремительного экономического развития. В частности, огромный и неэффективный государственный сектор, который требовал значительных дотаций на свое существование. Тем не менее, китайское руководство предпочитало продолжать его содержать, что серьезно обременяло экономику в целом.

Не в последнюю очередь быстрый экономический рост был обеспечен буквально варварским отношением к природе и пренебрежением экологических проблем. Так проект «Три ущелья» — строительства гигантской электростанции на реке Янцзы завершенный в 2008 году вызвал крайне негативные экологические последствия. Интересно, что власть признавала эти проблемы и даже направляла по $1,5 млрд на текущую ликвидацию последствий оползней берегов и переселения сотен тысяч людей из опасных зон.

Спутниковый снимок, демонстрирующий деформацию плотины.

По официальным данным на строительство было затрачено более $30 млрд, а по данным общественных и экологических организаций более $70 млрд. Хотя электростанция «Три ущелья» в 2020 году выработала 111,8 млрд кВт-ч электроэнергии, есть большие сомнения, что строительство когда-нибудь окупится, так как затраты на ликвидацию последствий постоянно увеличиваются.

Можно привести и другие огромные инфраструктурные проекты, стоившие сотни миллиардов долларов, которые либо не приносят прибыль, либо она совершенно ничтожна.

По данным международных и китайских экологических организаций более 60% грунтовых вод не пригодны для использования. Этот негативный процесс продолжается. Сходят леса, атмосфера в больших городах либо загазована, либо в ней очень много пыли, либо и то и другое.

Власть не обращала внимания на экологические проблемы, несмотря на возрастающую остроту, но сигнал прозвучал совсем с другой стороны. В Европе и затем в США серьезно начали бороться, с так называемым, углеродным следом. Другими словами, изделия или услуги, дающие большие выбросы углекислого газа будут облагаться существенным налогом. Это обстоятельство заставило китайские власти заняться этим вопросом и начать свертывание, например, производство электроэнергии на угольных тепловых электростанциях. Как следствие, Китай по всему миру за любые деньги скупает сжиженный газ и тем самым вызвал его некоторый дефицит в Европе и Латинской Америке.

Следующий фактор, приводящий к снижению экономического роста — демографический. По данным Национального бюро статистики, общая численность населения Китая в трудоспособном возрасте от 15 до 64 лет в 2018 году, составляла 998,3 миллиона человек по сравнению с 1,0026 миллиарда в конце 2016 года, что является самым большим сокращением трудоспособного возраста. По расчетам демографов в период 2020-35 гг. будет потеряно 70 млн людей в трудоспособном возрасте, но на 130 млн увеличится количество пожилых.

В начале экономического подъема число работающих и лиц старшего возраста было в соотношении 10 к 1, ныне это соотношение изменилось до 5 к 5. Быстро стареющее население Китая привело к растущему дефициту пенсионной системы страны. Во многих провинциях Китая денег не хватает на выплату пособий пенсионерам на весь год. Дефицит в местных пенсионных фондах заполняется из центрального бюджета и такая нагрузка для него становится все более обременительной.

Одновременно падает рождаемость. В 2018 году по данным финансовой компании Wind Info было зарегистрировано 15,23 млн рождений — самый низкий показатель с 1961 года. Хотя в последующем эта цифра несколько увеличилась, но в целом число рождений остается недостаточным для полноценного прироста населения.

В настоящее время более 60% населения живет в городах. Практически исчерпан резерв рабочей силы из сельских регионов. К тому же отток населения оттуда приводит к растущему дефициту продуктов сельского хозяйства, произведенных в стране. Китай стал одним из самых больших импортеров продовольствия и процесс это углубляется все дальше и дальше.

Все сказанное и еще ряд других факторов (некоторые будут рассмотрены ниже) позволяют говорить о том, что китайское экономическое чудо сдувается. При этом регрессный процесс начался еще несколько лет назад. Однако накачивание экономики деньгами и надувание кредитного пузыря давало возможность правящим кругам Пекина создавать впечатление продолжающегося роста. Китайская пропаганда публиковала цифры роста ВВП, хотя они становились все менее и менее впечатляющими. И вот удары колокола стали слышны практически всем.

Конец кредитного цикла в Поднебесной

Недавно финансовые рынки мира сотрясла новость о том, что второй по величине застройщик в Китае, компания China Evergrande Group, может объявить дефолт по своим долговым обязательствам, не выплатив купон по облигациям в размере $83,5 млн. Ценой огромных усилий, компании удалось выплатить первоочередной долг, но это всего лишь небольшая отсрочка. До 11 ноября компания должна выплатить около $200 млн. Все это выплаты только по купонам к облигациям. Об основном долге в $308 млрд никто и не говорит. Отметим, что эта величина чуть больше двух годовых ВВП Украины.

Главная опасность дефолта Evergrande — в возникновении эффекта домино. Отрасль стоит на его пороге. Компания Modern Land, реализовавшая около 200 девелоперских проектов в более чем 50 городах Китая и других стран мира, обратилась к своим инвесторам с просьбой отсрочить погашение очередного облигационного платежа на сумму $250 млн.

Застройщик хочет сдвинуть его на январь следующего года в стремлении улучшить «управление ликвидностью и денежными потоками, и избежать любого потенциального дефолта по платежам». Компания уже заявила, что ее руководство намерено предоставить $124 млн в виде займов, однако рынок в перспективы Modern Land, похоже, не слишком верит — с начала года котировки ее акций упали на 45%.

Одновременно начался кризис на рынке продажи недвижимости. Характерно, что Evergrande хотела продать свой небоскреб в Гонконге за $1.7 млрд и здание сервисного подразделения за $2.6 млрд. Это дало бы возможность выплатить первоочередные долги за год, а дальше как-то выходить на расчеты по телу долга. Не вышло. Никто не купил, что вполне объяснимо.

«В стране построено 60 городов, в которых никто не живет».

Недвижимость в Китае стремительно дешевеет. В Шанхае объем торговли недвижимостью снизился на 45%. Никто ничего не покупает. Строительная сфера должна выплатить только по процентам по кредитам около $45 млрд. О теле долга тоже не говорят. Можно только представить его величину. В стране построено 60 городов (!), в которых никто не живет. Эту недвижимость никто не покупает и когда купит неизвестно.

Кризис застройщиков неизбежно ударит по другим отраслям экономики. От производства строительных материалов до металлургии и химической индустрии. Неизбежны социальные и политические последствия, так как проблемы затронут сотни миллионов людей.

Неплатежеспособность Evergrande и других застройщиков отражает ситуацию во всем финансовом секторе Китая!

До 2008 года китайская экономика развивалась как экспортоориентированная. Мир был завален товарами с этикетками made in China. Однако разразившийся в прошлом году кризис показал, что такая зависимость очень опасна. У импортеров китайских товаров могут начаться проблемы, и это пагубно отражается на китайской экономике.

Съезды компартии переориентировали экономику на внутренний огромный рынок. Тогда это казалось спасением и достаточной гарантией от потрясений, приходящих извне. Рост экономики происходил за счет роста внутреннего потребления. А потребление же увеличивалось за счет кредитов.

В 2007 году общая задолженность составила 120% ВВП. В 2019 году она составила уже 300% ВВП и за истекший период увеличилась на несколько десятков процентов. В цифрах долг Китая составляет $26 трлн.

Если говорить о цифровых показателях, то задолженность в Китае сравнима с Японией, США, странами Европы. Однако есть очень важное отличие. Важна не только абсолютная величина долга, но и цена его обслуживания, то есть выплаты по процентам и другим финансовым обязательствам. Китайский долг в этом смысле самый обременительный.

Дело в том, что например, ипотечная ставка в США 2.5-3%, а в Китае — 6-8%. Соответственно китайский заемщик должен больше заплатить за обслуживание своего кредита. Соответственно сделать это гораздо сложнее. Выход — в новых кредитах и постоянном перекредитовании.
В этом смысле, например, китайские долги в 300% стоят гораздо больше, чем 300% американского ВВП. Хотя в абсолютных цифрах ВВП США гораздо больше ВВП Китая.

В таких условиях важно, чтобы кредитование постоянно возростало. Рост получения займов должен опережать увеличение обременения, то есть выплат по процентам. Финансовый сектор выдает средств больше, чем забирает по долгам. Ликвидность переливается в экономический сектор и на поверхности все выглядит хорошо. ВВП растет, товары покупаются, недвижимость приобретается. И все это в кредит.

У этого кредитного цикла есть вполне определенный потолок — вся экономика в кредитах. Все всем должны и новые кредиты взять просто невозможно. По долгам нужно платить и ликвидность из реального сектора переливается в финансовый. Экономика испытывает острый дефицит ликвидных средств, денег ни у кого нет. Наступил конец кредитного цикла.

Впрочем, китайские власти могут из резервов в $3 трлн накачать экономику деньгами, однако, это только увеличение потолка, но не решение проблем. Просматривается несколько вариантов и все они чреваты последствиями.

  • Первый. Девальвация юаня. Это будет способствовать увеличению экспорта, но упадет платежеспособный спрос, что в конечном счете ударит по потребителю.
  • Второй. Продолжать ту же политику и пусть пузырь лопнет, а потом начнется новый цикл. Это приведет к рецессии и даже падению ВВП с соответствующими последствиями.
  • Третий. Нерыночные механизмы регулирования, например, отмена всех долгов и начало с нулевой отметки. Как результат повальная эмиграция китайского капитала в США, Европу и Японию. Эти страны, даже при определенном росте инфляции, выиграют от сложившейся ситуации. Приток китайских капиталов поможет им справиться с экономическими и финансовыми проблемами, но для Китая это будет катастрофой.

Как китайское руководство будет выходить из создавшегося положения не очень ясно. Пока же идет увещевание, что проблемы Evergrande и других застройщиков носят ограниченный характер и не коснутся экономики в целом. Навряд ли это так и, похоже, что подобным информационным вбросам от официального Пекина не очень верят.

Проблемы китайского руководства из финансовых и экономических перетекают в социальные и политические. Они затрагивают не только Китай, но практически весь мир. Однако об этом в следующей части.

Читайте также: «Взгляд из Пекина: США и их союзники «взяли Китай в кольцо».

(Visited 576)